Помним

назад

Алексей Зиновьев: "Защитник Москвы"

0
Алексей Зиновьев: "Защитник Москвы"

Алексей Иванович Зиновьев — один их тех, кого война застала уже в армии. Не было времени ни на сборы, ни на прощание с семьей и друзьями. Просто теперь это была уже служба в действующей армии. Армии, которая сделала все для Победы.

Родился Алексей Иванович в 1921 году в Ревде. Когда ему не было еще и года, умер его отец. В семье осталось шестеро детей, старшему брату тогда было 13 лет. Алексей закончил 7 классов и с четырнадцати лет пошел работать на завод учеником слесаря, потом освоил и специальность токаря. В то время три его брата и две сестры уже работали на заводе. В 1940-м Алексея призвали в армию.

— В Отдельную мотострелковую дивизию специального назначения им. Феликса Дзержинского из Ревды взяли всего четыре человека. А перед этим запрашивали характеристики с завода, даже с соседями разговаривали, — вспоминает Алексей Иванович. — Привезли нас в Москву. Я, когда еще токарем на заводе был, выучился на шофера, поэтому меня сразу определили на легкую бронемашину. На всю войну.

Дивизия располагалась в Москве, мы были прикомандированы к ней как броневзвод. С началом войны отдельные части дивизии участвовали в обороне столицы. Мы просились на фронт, но нам сказали: «Вы нужны здесь». Оставшиеся части охраняли мосты, особо важные объекты, несли патрульную службу на улицах, участвовали в ликвидации разведдиверсионных групп в прифронтовой полосе и в городе.

В начале Великой Отечественной войны Москва была основным направлением удара немецких войск. Немецкое командование первостепенное значение придавало захвату столицы, считая, что с ее падением сопротивление русских закончится. Задачу уничтожения города должна была выполнить авиация.

— Первые самолеты над Москвой пролетали очень низко. Но на крышах уже были пулеметы. Потом летать они стали по ночам. Немцев, еще на подступах к Москве, встречали наши истребители, к городу удавалось прорваться немногим, там вражеские самолеты натыкались на плотный огонь зениток. Самолеты шли волнами. Налеты начинались с наступлением темноты и длились по 5-6 часов. В отдельные дни было по несколько налетов, — рассказывает Алексей Иванович.

— Под вой сирен люди бежали в бомбоубежище, а мы — на крыши, немецкие летчики сбрасывали зажигательные бомбы. Нашей задачей было их обезвреживать. Один человек стоял на крыше и руками в защитных рукавицах сбрасывал бомбу во двор, там ее засыпали песком. Она небольшая, летит и воет, а когда падает — крутится. Первые налета два у нас были только рукавицы, потом сделали клещи-держатели на метровых ручках. Главное было моментально среагировать — зажигательная бомба долго ждать не будет. Надо быстро и крепко ухватить клещами раскаленную бомбу и загасить ее в ящике с песком или сбросить вниз. Так и получается, на фронте не были, а бомбы в руках держали.

В то время на крышах дежурили не только военные. Москвичи несли дежурство в учреждениях, на предприятиях, в жилых домах, чтобы не допустить массовых пожаров, добавляет Алексей Иванович.

Демобилизовался сержант Зиновьев спустя год после окончания войны, а в 1946 вернулся в Ревду. Первая запись в его трудовой книжке от 1936 года: «Принят в механический цех на должность токаря», а следующая уже через десять лет — в 1946-ом. Он всю жизнь проработал на заводе. На пенсию ушел вальцовщиком прокатного цеха. Но и после этого с заводом не расстался, четырнадцать лет работал водителем на заводской «Скорой помощи».



0

Вам нужно авторизоваться, чтобы оставить комментарий