Помним

назад

Леонид Камаганцев: "На пулеметный огонь"

0
Леонид Камаганцев: "На пулеметный огонь"

В экспозиции музея «Демидов-центр», посвященной боевой славе заводчан, есть экспонат, история которого неизменно привлекает внимание. Невольно вспоминаешь сюжеты из книг и фильмов и думаешь: «неужели и в жизни так бывает?». Портсигар, пробитый пулей, когда-то спас своего владельца, а сейчас занял свое место в музее.

– Тогда вместе с портсигаром пуля пробила и справку о моем первом ранении, – вспоминает Леонид Павлович Камаганцев, – а со вторым – война для меня закончилась.

Так получилось, что Леонид Камаганцев войну узнал и на фронте, и в тылу. До 1943 года он, семнадцатилетний, работал на заводе токарем, точил снаряды для «Катюш» в механическом цехе. Старший сын в семье из десяти человек. Когда с фронта инвалидом вернулся отец, ушел добровольцем на фронт. – Нас из цеха трое ушло. Когда прощались с товарищем, попросил его, чтобы, если погибну, выпил за меня рюмку, когда война закончится. Вот так каждый год за него и пью.

Попал в роту разведки. Под Витебском – первое ранение. После госпиталя другая дивизия, другой полк, но война осталась прежней. В июне 44-го, во время наступления Советской армии, немцы придавали большое значение обороне Орши и сосредоточили здесь большие силы. В надежде на выигранное время на оборонительных рубежах, Гитлер приказал превратить их на Белорусском направлении (Витебск – Орша – Горки – Могилев), в неприступный оборонительный вал. – Мы долго стояли в обороне под Оршей. Нас тогда от всего эшелона с десяток осталось. И потом под знаменем шли по освобожденному Минску.

Война диктовала свои правила, которым он никак не хотел подчиняться.

– Командир роты меня хотел расстрелять под Кенигсбергом в 45-ом году. Было вот как. Убило радиста с упаковкой, а связь нужно было провести во что бы то ни стало. Место чистое, не подобраться, видно как пули трассирующие сыплет. Командир роты приказывает достать упаковку. Посылаем бойца, а он даже до радиста не успел доползти. И второй не успел. Я говорю командиру: «Задача невыполнима», а он направляет на меня пистолет: «Я приказываю!». Я в его сторону пулемет направил, который на шее был, говорю: «Стреляй, если хочешь». Он не выстрелил, развернулся и ушел.

После войны Леонид Павлович вернулся на завод. Устроился слесарем на скрапбазу. Долгое время работал бригадиром. Потом перешел крановщиком на мартен. Ценным был работником, особенно если учесть, что слесарей в смене не было, а кран мог сломаться. Через некоторое время он вновь вернулся слесарем на мартен.

Награжден медалью «За отвагу» и двумя орденами «Красной звезды».



0

Вам нужно авторизоваться, чтобы оставить комментарий