Помним

назад

Об Иване Морозове: "Как можно ближе к фронту"

0
Об Иване Морозове: "Как можно ближе к фронту"

Когда в 1940-м году Иван Морозов пришел на Нижнесергинский завод токарем, здесь уже работали два его старших брата и две сестры. Отца не стало, когда Ивану было всего 8 лет, но и он в свое время трудился на заводе сталеваром.

— Когда началась война, мне было 17 лет, — вспоминает Иван Иванович, — конечно, первая мысль была идти добровольцем. На завод уже приходили повестки, и в июле 1942-го меня призвали на фронт.

К тому времени его братья уже служили на Дальнем Востоке. Старшего Василия позже переведут под Курск, и родные больше ничего о нем не узнают. — Нас привезли в Арамиль, где полгода обучали на стрелков и минеров. Нашей основной задачей было разминировать поля под аэродромы. После обучения направили в 179-й авиационный полк и сразу на Калининский фронт, и далее по всей Украине, Белоруссии, Прибалтике. День и ночь мы встречали и провожали самолеты. Бомбардировщики далеко не летали, поэтому и аэродромы размещали как можно ближе к фронту. Мы готовили самолеты к вылету, охраняли - как только самолет приземлялся, его нужно было немедленно замаскировать. Маскировка была строжайшая. Обнаружат аэродром — считай, все пропало!

Он до сих пор помнит, как обезвреживать мины, ведь тогда от этого зависела жизнь. Гибли на его глазах молоденькие саперы.

— Противотанковые мины, они большие, по 12 килограммов. Немец, когда торопился, он их особо и не прятал. В Белоруссии мы с командиром и еще двумя солдатами пошли на минное поле, мы в одну сторону вешки ставить, они — в другую. И ведь дело-то в чем, у мины взрыватели сверху и сбоку, они их обезвредили, а у этой еще и снизу — вот она и рванула. После этого случая стали к мине привязывать веревку, сами отбежим, окопаемся, да и дергаем за веревку. А если нас на поле немецкий летчик заметит, так ведь за каждым будет гоняться, не отстанет.В 1943 году меня перевели в бригаду по ремонту самолетов, я был там самым молодым. Работали в бригаде специалисты высочайшего класса, сами с военного авиационного завода.

Самолеты возвращались побитые, а приказ — к утру вылетать. Значит и самолет должен быть готов к вылету. Доходило до семи пробоин. Вот мы их и латали. Самое сложное — ремонтировать крылья. Здесь одному не управиться. И торопишься, и стараешься. Мороз не мороз, а привести самолет в боеготовность нужно, вот разотрешь руки спиртом и дальше работаешь. Там я себе руки и поморозил.

День Победы Иван Морозов встречал в госпитале в Риге после осложненной аппендэктомии. Вспоминает, что кто мог вставать — раскрывали окна, кричали, плакали.

Иван Иванович награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом Отечественной войны, а также множеством других наград.

После войны вернулся на завод, где проработал столяром по ремонту жилого фонда. Ветеран войны. Ветеран труда.


0

Вам нужно авторизоваться, чтобы оставить комментарий